gmail sign in create gmail account i forgot gmail password
   
 
Главная | Энциклопедия | Выбираем

   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ


Предатели Родины

На печать

Публикация в газете "Завтра" задела за живое.

Уже самые высокопоставленные чиновники начали разговаривать.

Пусть эзоповым языком, но между строк Россия училась читать оччень долго и преуспела в этом умении.

Итак- после тучных нефтяных годов, после разбухания язвы на теле страны, после двадцати лет разграбления нашей Родины забугорными гауляйтерами -предателями Родины создалась ситуация ступора.

Мы уже почти колония, осталось доржаветь ракетам.

 

Думаю, что нужно всё же назвать хотя бы самых известных шавок заокеанского золота. (естественно всё что будет написано ниже- это только моё личное суждение)))

Это предатели Родины Гайдар, Чубайс, Кудрин, Медведев ( хотя тут поправка- митя это просто шваль, никто).

Один сыграл в ящик, но двое весьма активны.

Смотрящий за страной Чубайс и шавка-бухгалтер Кудрин - вполне живы и очень деятельны.

Мы не говорим о Путине и Ельцине.

Они должны будут ответить за всё содеянное, но перед судом истории.

Эти же здравствуют и процветают сейчас, и загоняют, загоняют нашу больную страну в гроб.......

Итак- почитайте.

 

Насколько можно судить, в той части российского правительства, которая хотя бы отчасти свободна от догм "либерального фундаментализма" Гайдара, Чубайса, Кудрина, Мау, Ясина и прочих младореформаторов, происходят тектонические сдвиги. Пока ещё рано говорить о том, что зреет почва для внутрикланового раскола и радикальной смены откровенно паразитической феодально-олигархической модели "экономики трубы". Однако, судя по всему, среди российских бюрократов, рассматривающих государственную службу как инструмент для безнаказанного незаконного обогащения, а саму Россию — как трофейное пространство для распродажи оптом и в розницу, имеются те, кто не хочет идти на дно вместе со всеми остальными идеологами превращения России в сырьевую колонию и трофейное пространство для транснационального капитала.

Вполне возможно, что именно этим фактором обусловлена целая череда недавних крайне знаковых заявлений нового министра экономического развития Андрея Белоусова и его заместителя Андрея Клепача. Именно они всё чаще  — уже не в завуалированной, а в открытой форме — дают понять, что проводившаяся на протяжении последних 11 лет "вставания с колен" политика паразитического проедания нефтедолларов узким кругом приближенных к власти сырьевых олигархов и коррумпированных чиновников себя исчерпала окончательно.

КОНЕЦ НЕФТЕДОЛЛАРОВОГО "ПИРА ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ"

Сначала отметился глава МЭР Андрей Белоусов, которого по праву называют первым настоящим профессионалом на посту министра экономики за последние 10-15 лет. В отличие от своих ультралиберальных предшественников, выросших на принципах "государственного невмешательства" и "рыночного фундаментализма", он способен рассматривать национальную экономику не с точки зрения бухгалтерского баланса, из которого требуется только изъять все незапланированные сверхдоходы, а с точки зрения сложной динамично развивающейся структуры со свойственными ей внутренними производственно-технологическими, информационными и ресурсными связями. 

В самом начале октября Андрей Белоусов открыто признал, что для исполнения данных президентом предвыборных обещаний, а также финансирования социальных расходов и силовых ведомств российская экономика должна расти темпами не менее 4-4,5%. Другими словами, Белоусов согласился с оценкой лучших российских макроэкономистов и учёных РАН, которые ещё в 2005г. пришли к выводу, что в условиях колоссальной имущественной дифференциации населения и тогдашних масштабах воровства для поддержания социально-политической стабильности российская экономика должна расти темпами в 5,5%. 

Кроме того, Белоусов открыто признал, что Россия стоит на грани пропасти и без внесения кардинальных изменений в курс социально-экономической политики уже в ближайшие несколько лет Россия рискует свалиться в масштабный экономический и общественно-политический кризис. По словам главы МЭР, 2% "роста — это то, к чему мы сейчас сваливаемся в инерционном варианте, то, что нам дает экономическая конструкция, которая у нас сложилась до кризиса. Однако эта величина абсолютно не устраивает правительство. Расчеты показывают, что, двигаясь темпом 2% в год, мы просто не сможем сбалансировать наши социальные обязательства с нашими ресурсными возможностями. Это невозможно. Поэтому для нас стоит задача сейчас, по крайней мере, эту цифру удвоить и выйти как минимум на четыре процентных пункта роста".

Перефразируя слова главы МЭР с "птичьего" языка чиновника, который в силу занимаего положения вынужден придерживаться норм политкорректности, на язык простых граждан, это означает следующее. Во-первых, никаких качественных изменений в самой логике и сути проводимой в стране социально-экономической политики за последние четыре года не произошло. Масштабный обвал российской экономики осенью и зимой 2008-09 гг., продемонстрировавший несостоятельность паразитической модели проедания нефтедолларов и архаично-феодальной "экономики трубы", не привёл ни к каким изменениям в приоритетах финансово-экономической политики. 

Российские либералы, выступающие в качестве штурмовой пехоты глобального бизнеса в деле расчистки и дальнейшей финансово-экономической колонизации России, по-прежнему продолжают сводить всю макроэкономическую политику страны к изъятию денег из экономики и накоплению валютных резервов, урезанию государственных расходов и отказу даже от минимально необходимой поддержки и регулирования экономики. 

Под руководством Шувалова, Дворковича, Силуанова и прочих идейных "гайдаровцев" Россия продолжает изымать под надуманным предлогом борьбы с инфляцией порядка 3-5% ВВП ежегодно и вывозить в виде резервов за рубеж, кредитуя стратегических конкурентов в США и ЕС под 1,5-2% и провоцируя острую нехватку денежного предложения внутри страны. Тогда как российские же компании и банки, неспособные занимать под 15-18% внутри России, вынуждены выходить на зарубежные рынки капитала и занимать там российские же ЗВР под 7-9%. В результате чего только в 2011 г. Россия получила чистый инвестиционный убыток по  уплате процентов, дивидендов, ренты и прочих доходов на капитал в размере 50 млрд. долл. 

Во-вторых, Белоусов открыто признал тот факт, что модель "экономики трубы", в рамках которой уже сегодня, даже несмотря на стабильно высокие цены на нефть, свыше 60% населения с доходами менее 17 тыс. рублей находится в категории бедных и нищих, себя исчерпала. И без радикального отказа от навязанной России ещё в 1990-е годы "вашингтонскими советниками" теории "рыночного фундаментализма" и перехода к суверенной, научно обоснованной макроэкономической политике, Россия рискует сначала войти в депрессию, за которой в условиях колоссальной имущественной поляризации населения, коррупции и произвола монополий неизменно последует глубокий социальный и общественно-политический кризис.

Другое дело, что ситуация с возвратом к и без того крайне скромным 4-4,5% роста экономики без кардинального изменения самой структуры экономического роста в лучшем случае позволит оттянуть процесс сваливания России в системный кризис на несколько лет. Надо напомнить, что на протяжении всех "тучных нулевых", вошедших в историю как период "вставания с колен" и "консервированного роста", наблюдались стремительный рост и расцвет исключительно тех секторов экономики, которые были связаны с извлечением природно-сырьевой ренты и спекулятивным прокручиванием поступающих в страну нефтедолларов и легализацией преступных доходов. 

Не стоит удивляться тому, что за последние годы произошла качественная деградация структуры российской экономики и примитивизация факторов её роста — на 85% прирост российской экономики был обусловлен расцветом спекулятивных секторов и "проеданием" нефтедолларов. 

За период 2002-11 гг. прирост ВВП, согласно официальным данным Росстата, составил 51,6%, тогда как объём добавленной стоимости в финансовом секторе (если о таковом вообще уместно говорить в случае с финансовыми спекуляциями) вырос в 3,7 раз, в оптово-розничной торговле — в 2 раза, а в спекулятивных операциях с недвижимостью и в строительном секторе — в 1,69 и 1,77 раз соответственно. Одновременно с этим в обрабатывающих производствах прирост добавленной стоимости едва дотянул до 34,5%, в сельском хозяйстве — 16,8%, а в системе естественных монополий — менее 10,3%. Более того, размер добавленной стоимости в рыболовстве сжался на 6,1%, в образовании — на 0,7%, а в предоставлении коммунальных и социальных услуг накопленный спад превысил 1,1%.

В силу занимаемой позиции в вертикали власти Белоусов не стал озвучивать вслух цену президентским обещаниям по удвоению ВВП и говорить о том, какой ценой и за счёт чего удалось продемонстрировать весь рост российской деиндустриализированной "экономики трубы" в период 2002-11 гг. По сути дела, то, что в научном сообществе именуется структурной деградацией экономики, разрушением научно-технического потенциала, качественной примитивизацией производства и превращением в "сырьевую колонию" преподносилось российскими властями и контролируемыми ими СМИ в качестве "вставания с колен", выхода из упадка 90-х и бурного развития отечественной экономики.

Точно так же Белоусов не стал озвучивать вслух во время встречи с президентом Путиным истинную причину столь масштабного обвала производственной активности в последние 1,5-2 года на фоне стабильно высоких и даже растущих цен на нефть. Как член кабинета министров и "человек системы", Андрей Белоусов вынужден играть по правилам и не может сказать вслух президенту, что масштабы коррупции, произвол монополий и беспредел чиновников достигли столь катастрофических масштабов, что просто несовместимы с нормальной жизнью страны и более чем двух третей её населения. По понятным причинам, он просто не может взять и сказать в лицо человеку, который на протяжении более 11 лет по кирпичику и по человеку собирал нынешнюю "властную вертикаль", именуемую в народе "оффшорной аристократией", что он своими руками разрушает страну, а вся эта вертикаль коррумпированных бюрократов уничтожает отечественную экономику.

На форуме "Россия зовёт!" глава МЭР признал, что по мере сползания мировой экономики в рецессию и развития энергосберегающих технологий потребление нефти в мире будет сокращаться. Вкупе с исчерпанием сравнительно легко извлекаемых запасов углеводородного сырья на территории России и неспособности запасов на Арктическом шельфе и в Восточной Сибири компенсировать выбытие старых месторождений это обернётся масштабным сокращением нефтедолларовых доходов и исчерпанием паразитической модели "экономики трубы".

По оценке Белоусова, если до кризиса темпы роста производства энергетических товаров в физическом выражении составлял 6-7% в год, и это давало России примерно 2,5% годового роста ВВП, то в перспективе этот фактор превращается в ноль. Более того, "в лучшем случае в ноль. Он может стать и отрицательным. То есть, из драйвера роста энергетический сектор может превратиться в тормоз".

По сути, Белоусов официально озвучил то, о чём уже многие годы говорят лучшие российские макроэкономисты: модель паразитического проедания природной ренты и хищнической эксплуатации научно-технического и производственного потенциала, доставшегося в наследство от СССР, себя исчерпала. Сегодня объёмы выпуска наукоёмкой продукции в 3-10 раз ниже, чем 20 лет назад, объём капитальных вложений в высокотехнологичные производства находится на отметке середины 1960-х годов (35% от 1990г.), а износ базовой технологической инфраструктуры зашкаливает за 80-85%. 

"ТРУБОДУРЫ" ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕГРАДАЦИИ

5 октября в интервью агентству "Прайм" замминистра экономики Андрей Клепач, известный своим давним противостоянием с Минфином по вопросу изъятия из российской экономики "нефтяной подушки" и поддержания тем самым инвестиционного голода в промышленности, сделал очередное знаковое заявление. Замминистра МЭР, получивший гораздо больший простор для действий и публичных заявлений после ухода из министерства откровенно ультралиберальной Эльвиры Набиуллиной, во всеуслышание признал пагубность проводимой в стране макроэкономической политики, которая консервирует сырьевую направленность экономики и провоцирует дальнейшую архаизацию производства. 

Заявление оказалось настолько искренним, что имеет смысл привести его полностью: "К сожалению, мы много говорим об инфляции, о долге, бюджетном дефиците, но за этим теряется способность действительно обеспечивать развитие реального сектора, обеспечивать изменения в жизни людей, реализовывать серьезные проекты. У нас, как говорил Михаил Ефимович Фрадков, не Минфин при правительстве, а правительство при Минфине, и, к сожалению, это остается чертой нашей политики сейчас. У нас финансовые вопросы, приоритет бюджетной системы имеют подавляющее господство над другими решениями, только в точечных сферах удается принимать решения".

Тем самым Андрей Клепач недвусмысленно указал на коренную неправильность расстановки акцентов и приоритетов финансово-экономического блока Кремля и правительства. "Гайдаровцы", стоящие у руля российской экономики  продолжают реализовывать разрушительную социально-экономическую политику "Вашингтонского консенсуса", предполагающую сдачу финансово-экономического, научно-технического, производственного и, в конечном итоге, политического суверенитета страны.

Вместо того, чтобы заниматься возрождением разрушенной отечественной обрабатывающей промышленности и модернизировать изношенную на 80-85% базовую технологическую инфраструктуру, российские монетаристы в лучших традициях "либерального погрома" 90-х годов прошлого века продолжают сводить всю макроэкономическую политику к накоплению резервов и изъятию нефтедолларов под разговоры о формировании "подушки безопасности" и "борьбе с инфляцией". Финансовый фетишизм российского Минфина, превратившегося наряду с Банком России в основной инструмент внешнего управления отечественной экономикой со стороны глобального бизнеса и финансовой олигархии Уолл-Стрит, на корню уничтожает все попытки построения инновационной экономики и отраслевой диверсификации промышленности. 

В России сложилась парадоксальная ситуация, суть которой определяется именно этой формулировкой: "Не Минфин при правительстве, а правительство при Минфине". Говоря простым языком, это означает, что президент и глава правительства в предвыборной эйфории могут заявлять что угодно и раздавать какие угодно обещания относительно модернизации экономики, сокращения чудовищной имущественной пропасти и т. д. Однако ключевые решения в области разработки и реализации приоритетов социально-экономической политики и общий вектор движения определяют вовсе не они, а Минфин.

До тех пор, пока процесс принятия решений будет находиться под контролем либеральных сектантов с "бухгалтерским" складом ума, которые на полном серьёзе в качестве основного приоритета деятельности государства считают спасение американской экономики и долларовой пирамиды долгов (заявление Дворковича), то можно не удивляться тому, что в России сложилась типичная двухсекторная экономика. 

Захлёбывающиеся от притока нефтедолларов добывающие отрасли, а также финансовые спекулянты и торговцы, прокручивающие эти нефтедоллары, соседствуют с загнивающими отраслями обрабатывающей промышленности, которые сориентированы на внутренний, крайне ограниченный платёжеспособный спрос. Единственной отличительной чертой российской "экономики трубы", поражённой "голландской моделью", от классической схемы является наличие не менее мощного по размерам, третьего паразитического сектора — масштабного рынка коррупции и распила бюджетных средств, где оседает от 35% до 60% всех бюджетных расходов.

СТРАХУЕМСЯ ОТ КРИЗИСА?

Судя по всему, нынешнее руководство МЭР прекрасно отдаёт себе отчёт в том, что либеральная шайка "гайдаровцев", продолжающая по указке "вашингтонских советников" (МВФ, Всемирный Банк и т.д.) уничтожать отечественную экономику и превращать Россию в сырьевую колонию глобальных корпораций, осознанно саботирует предвыборные обещания Путина и сталкивает "силовиков" в пропасть. Именно в таком ключе имеет смысл рассматривать слова Андрея Клепача, сказанные им ещё 4 сентября агентству "Интерфакс" по поводу подготовки Минфином РФ проекта бюджета на 2013-15 гг. 

Велика вероятность того, что, помимо логики аппаратной борьбы, заявление замминистра МЭР было своего рода открытым предупреждением действующему президенту о том, что даже после ухода Кудрина из Минфина его идейные последователи продолжают разрабатывать в корне антимодернизационный и антисоциальный бюджет, ставящий крест и на модернизации, и на предвыборных обещаниях Путина. Тем самым российские либералы, выступающие в качестве "пятой колонны" и передового отряда глобальных корпораций в России, продолжают осознанно подставлять под удар главу государства и заниматься откровенным саботажем его распоряжений.

Ещё в самом начале сентября, то есть за две недели до публикации проекта бюджета на сайте Минфина, МЭР устами Клепача поспешно отрёкся от подготовленной Силуановым первоначальной версии бюджета и постарался снять с себя ответственность как за неизбежный провал президентских обещаний, так и за дальнейшую финансово-экономическую колонизацию России. Замминистра МЭР заявил буквально следующее: "По сути дела, та бюджетная конструкция, которая сейчас у нас выстраивается, не позволяет — по крайней мере, в среднесрочной перспективе — решать задачи развития, реформирования и преобразования таких ведущих секторов, как наука, образование и здравоохранение". 

Прекрасно отдавая себе отчёт в том, на какой позиции в рамках властной иерархии находится он сам, насколько ограничены возможности МЭР и что дозволено говорить в адрес ключевого министерства, превратившегося в "теневое правительство" страны, Клепач постарался сгладить углы. Однако совершенно очевидно, что под его крайне политкорректной формулировкой "по крайней мере, в среднесрочной перспективе", подразумевалась долгосрочная стратегическая перспектива технологического упадка и разрушения научно-технического потенциала экономики. 

Так как нельзя сначала на протяжении 3-5 лет заниматься осознанным проеданием нефтедолларов и целенаправленно уничтожать остатки отечественной промышленности высоких переделов под разговоры о борьбе с инфляцией и накоплением международных резервов. А затем за следующие 5 лет с ещё более низкой базы совершить технологический рывок и слезть с "нефтяной иглы". Клепач прекрасно понимает безумность и откровенно вредительскую сущность предложенного бюджета.

Более того, Андрей Клепач открыто признал, что предложенный Минфином проект бюджета, нацеленный на раздувание расходов на силовые ведомства и втягивание России в долговую кабалу (оплата которой подскочит с 290 до 510 млрд. рублей за ближайшие 3 года), несовместим не только с предвыборными обещаниями Путина. Это можно было бы пережить. Также, как и обещания 11-летней давности снизить инфляцию до 2,5% к 2010 г., обеспечить все семьи собственным комфортным жильём, не повышать цены на ЖКХ и ГСМ и дать всем гражданам высокооплачиваемые рабочие места. 

На деле же "социальная инфляция" для 70% населения с доходами менее 20 тыс. рублей превышает 12-15%, доля аварийного жилья за период 2001-11 гг. выросла в 3 раза (с 7,9 до 20,1 млн. кв. метров), а российская экономика потеряла 3,9 млн. рабочих мест только за период 2005-11 гг. на фоне неконтролируемого притока 3-7 млн. "трудовых мигрантов" из нищих республик Средней Азии. Тогда как, только по официальным данным Росстата, цены на услуги ЖКХ, газ и электроэнергию подскочили в 13-17 раз на фоне роста средних доходов населения (абрамовичей и пенсионеров вместе взятых) в 9 раз.

Хуже всего того, что предложенный проект бюджета в принципе несовместим с жизнью 70% населения России (объективно лишних в "экономике трубы") и существованием России как самостоятельного суверенного государства. Напомним, что в 2013-15 гг. с учетом официально заложенной инфляции Минфин предлагает сократить бюджетные расходы на ЖКХ на 43,8%, на здравоохранение — на 43,2%, на образование — на 21,7%, на национальную экономику — на 17,9%, а финансирование спорта урезать на 52%. 

В ближайшие 3 года под непрекращающиеся разговоры о модернизации и инновациях доля расходов на экономику сократится с 2,54% до 2% ВВП, на образование — с 0,91% до 0,69%, на здравоохранение — с 0,74% до 0,44%, на ЖКХ — с 0,21% до 0,12%. Это колониальный бюджет, в котором под разговоры про социальную направленность обеспечиваются дальнейшая деградация экономики и сдача финансово-экономического, научно-технического и производственного суверенитета России в интересах стратегических конкурентов в США и ЕС.

Клепач открыто указал на саботаж Минфина, заявив, что с учётом даже официально заложенных в проект бюджета заниженных темпах инфляции до 2015 г. вряд ли удастся обеспечить хоть какое-нибудь увеличение окладов работников бюджетной сферы в реальном выражении. Таким образом, можно смело забыть про обещание повысить уровень оплаты труда работников научной сферы до уровня двойного среднего оклада по региону.

Клепач согласился с независимыми экономистами, что с таким "похоронным бюджетом", предусматривающим сокращение финансирования ключевых направлений (национальной экономики, науки, образования, здравоохранения, культуры, спорта и ЖКХ) на 20-60% с учётом инфляции, можно смело забыть и про набившую оскомину модернизацию, и про инновации. И даже про столь любимый властями в эпоху упущенных возможностей середины "тучных нулевых" статус "энергетической сверхдержавы". "Если исходить из инновационной динамики (развития экономики), мы получим не увеличение, а снижение в отношении к ВВП расходов на образование и науку, а в здравоохранении, скорее, стагнацию". 

"Через четыре-пять лет Китай станет технологическим донором России, если ничего не изменится, (в плане приоритетов бюджетных расходов)" — продолжает Клепач. По сути дела — это приговор, сделанный не оппозиционным политиком, а действующим высокопоставленным чиновником Министерства экономики и профессиональным экономистом. И нужно понимать, что в лучшую сторону никто из руководителей страны ничего менять не намерен — проект бюджета, предусматривающий урезание расходов на науку, образование, национальную экономику, ЖКХ и культуру до уровня слаборазвитых стран Африки и Латинской Америки, это лишь подтверждает.

Также крайне показательным оказались слова Клепача о радикальной примитивизации всей системы целеполагания правительства, которое свидетельствует об утрате контроля над ситуацией и окончательном смирении руководства страны со статусом России как сырьевого придатка Запада и Китая. 

Если ещё десять лет назад правящие власти хотя бы изредка рисковали говорить вслух об   удвоении ВВП и ставили задачу догнать и перегнать (саму!) Португалию по размеру душевого ВВП (обе задачи были успешно провалены), то теперь все мысли правительства сведены к "поддержанию макроэкономической стабильности", "бюджетной консолидации" и "страховке от экономического кризиса". "Сейчас задачи другие: провести бюджетную консолидацию, застраховаться от экономического кризиса", — указал Клепач.

Сами по себе обозначенные выше цели и задачи неплохи и несут определённую смысловую нагрузку. Но только на очень коротких промежутках времени и в качестве экстренной антикризисной меры. Однако ни в коем случае нельзя сводить всю макроэкономическую политику государства исключительно к "бюджетной консолидации", отказываясь от приоритетного финансирования научно-технического потенциала, базовой инфраструктуры и передовых производств современного технологического уклада. 

Тем более, что само по себе без урезания бюджетных расходов на науку, образование, здравоохранение, ЖКХ и национальную экономику не только не в силах обеспечить достижение так называемой "макроэкономической стабильности" и "бюджетной дисциплины". Но рискует подорвать конкурентоспособность национальной экономики и нанести серьезный удар по человеческому капиталу и наукоёмким секторам экономики, без которых немыслимы ни модернизация, ни инновации, ни прочие перевыборные лозунги властей.

Напомним, что бездумное урезание бюджетных расходов по всем стратегическим направлениям, не связанным с обслуживанием государственного долга, привело к масштабной социально-экономической катастрофе в период 1990-х годов. Тогда закономерным результатом реализации политики "Вашингтонского консенсуса", предусматривавшей, помимо сокращения бюджетных расходов, также масштабную незаконную приватизацию, практически полную либерализацию внешнеэкономической деятельности и отказ государства от исполнения своих конституционных обязанностей, стал либеральный погром экономики, промышленности и социальной сферы. 

Только по официальным данным Росстата, за период 1990-96 гг. ВВП России обвалился практически в 2 раза, спад в промышленности превысил 60%, капитальные вложения рухнули в 5 раз, обрабатывающие производства сократили выпуск в 5-5,5 раз, выпуск наукоёмкой продукции сжался в 10-20 раз до отметок середины 1940-х годов, а уровень бедности и нищеты подскочил в 11 раз. Вкупе с беспрецедентным сокращением расходов государства на социальные нужды и реализации политики откровенного геноцида коренного населения России заболеваемость социально обусловленными болезнями подскочила в 3 раза по туберкулёзу и в 50-60 раз по ВИЧ-инфекции. 

Сегодня стоящие у руля всего финансово-экономического блока либеральные фундаменталисты, занимающиеся зачисткой уцелевших за 20 лет "либерального погрома" остатков обрабатывающей промышленности и наукоёмких производств, не просто наотрез отказываются учиться на своих ошибках, но осознанно наступают на грабли 1998 и 2008 гг., сталкивая Россию в кризис. 

И даже демарш отдельно взятого министерства, чьи руководители уже чуть ли не открытым текстом говорят о провале проводившейся на протяжении последних 11 лет паразитической политики проедания нефтедолларов и запаса прочности Советской эпохи, не в силах поменять расклад сил в высших эшелонах власти и хоть как-то отрезвить руководство страны. Судя по всему, глобальный управляющий класс ведёт российскую экономику и всю страну в целом на убой, а его верные слуги в России в лице видных либералов и рыночных фундаменталистов осознанно отрабатывают свою роль агентов влияния и провокаторов.

Просмотров: 3026
Рейтинг: 0


Комментарии:Оставьте свой комментарии:
Ваше имя*: 
Комментарий*: 
Введите ответ цифрой*:  2*5=
Забыли пароль?
Вы действительно хотите выйти?
Msn Kaydol Hotmail ac Eposta Kur Outlook Ac Hotmail Sign in Hotmail Sign up Hotmail Sign in Hotmail Sign up
Sucking dick with Sara Monroe2 Kiralık Vinç